Георгиевский храм слободы Юрасовки 6
18.05.2024, 13:29

   В октябре 1926г. органы советской милиции сообщали “Церковному управлению нового течения. Управление Острогожской Умилиции ставит вас в известность, что вам и подведомственным вам религиозным обществам могут быть устроены собрания без разрешения административных органов по вопросам исключительно содержания храма и вопросов хозяйственного характера с извещением о том в милицию за неделю до собрания. А все остальные вопросы, подлежащие рассмотрению на собрании верующих, обязательно с разрешением только в Умилиции. Виновные в нарушении будут привлекаться к уголовной ответственности”.(120)

   Религиозными вопросами в Острогожском уезде занимался Административный отдел уездного исполнительного комитета (Адмотдел). Любые религиозные объединения, действовавшие на территории уезда, должны были обязательно зарегистрироваться в Адмотделе прежде чем начать свою деятельность. В 1927г. воронежский Адмотдел проводил работу по упорядочению документации религиозных объединений. Предполагалось сдать все личные дела религиозных объединений из адмотделов в горсоветы и волисполкомы, т.е. местным властям.

   Но органы милиции по-прежнему привлекались для контроля религиозных обществ. “Ввиду того, что сосредоточение заключения договоров с религиозными объединениями на право пользования церковным имуществом в Горсоветах и Волисполкомах, согласно указанного циркуляра, не освобождает административные органы от осуществления надзора за деятельностью религиозных объединений, работа милиции в этой области и в будущем должна протекать согласно ранее преподанных циркуляров, т.е. в направлении надзора за соблюдением религиозными объединениями обязательств, взятых на себя по договору и выполнения ими в своей деятельности всех законоположений по отделению церкви от государства. Конкретно эта работа милиции в области надзора за проведением в жизнь декретов об отделении церкви от государства – должна выражаться:

   а) надзора за сохранностью религиозного имущества, переданного в пользование религиозным объединениям, для фактического осуществления которого и в будущем по сосредоточению всей работы по заключению договоров и учету религиозных объединений в исполкомах, органы милиции могут производить по встретившейся необходимости поверку церковного имущества на основании имеющихся в каждом религиозном объединении инвентарных описей имущества; однако поверка церковного имущества, проводящаяся по инициативе административных органов должна протекать с ведома надлежащего исполкома;

   б) возбуждении ходатайств перед исполкомами о расторжении заключенных с религиозными объединениями договоров в случаях несоблюдения ими взятых на себя по договору обязательств                                 (злоупотреблениях церковным имуществом или растрате последнего) или когда деятельность того или другого религиозного объединения будет преступной вообще с точки зрения советской конституции и советского законодательства;

   в) возбуждении ходатайств перед горсоветом и волисполкомами о предъявлении гражданских исков ( на сумму похищенного имущества) религиозным объединениям о возмещении утраченного при ограблении храмов церковного имущества, в тех случаях, когда будет установлено, что ограбление храма произошло по вине верующих, заключивших договор на пользование этого имущества, вследствие непринятых надлежащих мер к охране или по каким-либо другим причинам;

   г) принятии мер к отводу из состава религиозного объединения лиц в случае обнаружения со стороны их злоупотреблений или установления, что данное лицо является опороченным по суду;

   д) надзоре за религиозными съездами, собраниями, происходящими в находящихся в пользовании групп верующих церковных помещениях и молитвенными общественными собраниями в частных помещениях на дому;

   е) в наблюдении за устной религиозной пропагандой ( проповеди, нравоучения и т.д.) и посредством печати;

   ж) наблюдении за порядком совершения религиозных церемоний и обрядов в публично-правовых общественных учреждениях и на улицах и площадях (крестные ходы, молебны на полях, похороны и т.д.);

   з) надзоре за соблюдением служителями культа при выполнении ими религиозных обрядов всех санитарных правил, предъявляемых к местам общественного пользования, как то: запрещении ношения открытых гробов с покойниками при отпевании умерших от  остро-заразных болезней, запрещении публичных богослужений при эпидемиях и т.д.;

   и) наблюдении за недопущением хранения в храме предметов, оскорбляющих революционное чувство трудящихся масс;

   к) наблюдении за порядком сооружения или открытия новых зданий культа, постройкой их и приспособлением жилых помещений для отправления религиозного культа, в направлении соблюдения техническо-строительных правил;

   л) наблюдении за сохранностью церковного имущества, переданного в пользование религиозных объединений, имеющих историческое, художественное или археологическое значение”.(121)

   В сентябре 1927г. Острогожский уездный адмотдел уисполкома оформил “Передаточную ведомость” договоров и описей имущества личных дел религиозных объединений (групп и обществ), подлежащих передаче Луценковской волости. Среди прочих значится и договор верующих Георгиевской церкви сл. Юрасовки (она тогда относилась к Луценковской волости).(122)

   Интересен и сам текст договора, который заключали верующие с исполкомами. “Договор. Мы нижеподписавшиеся граждане (населенный пункт), имеющие в нем свое местожительство, заключили настоящий договор с (название совета) Советом Рабочих и Крестьянских Депутатов, в лице его Полномочного Представителя (председатель сельсовета) в том, что сего числа месяца 192(..) года приняли от (название сельсовета) Совета Рабочих и Крестьянских Депутатов в бессрочное бесплатное пользование находящееся (населенный пункт) богослужебное здание, с богослужебными предметами по особой, нами заверенной своими подписями описи на нижеследующих условиях:

   1.Мы, нижеподписавшиеся граждане обязуемся беречь переданное нам народное достояние и пользоваться им исключительно соответственно его назначению, принимая на себя всю ответственность за целость и сохранность врученного нам имущества, а также за соблюдение лежащих на нас по этому соглашению и иных обязанностей.

   2.Храмами и находящимися в них богослужебными предметами мы обязуемся пользоваться и представлять их в пользование всем нашим единоверцам исключительно для удовлетворения религиозных потребностей.

   3.Мы обязуемся принять все меры к тому, чтобы врученное нам имущество не было использовано для целей несоответствующих ст. ст. 1 и 2 настоящего договора. В частности в принятых нами в заведывание богослужебных помещениях мы обязуемся не допускать:

а) Политических собраний враждебного советской власти направления;

б) Раздачи или продажи книг, брошюр, листков и посланий, направленных против советской власти или ее представителей;

в) Произнесение проповедей и речей враждебных советской власти или ее отдельным представителям и

г) Совершение набатных тревог для созыва населения в целях возбуждения его против Советской власти, в виду чего мы обязуемся подчиняться всем распоряжениям местного Совета Рабочих и Крестьянских Депутатов относительно распорядка пользования колокольнями.

   4. Мы обязуемся из своих средств производить оплату всех текущих расходов по содержанию храма и находящихся в них предметов, как то: по ремонту, отоплению, страхованию, охранению, по оплате долгов, налогов, местных обложений и т.п.

   5. Мы обязуемся иметь у себя инвентарную опись всего богослужебного имущества, в которую должны вносит все вновь поступающие (путем пожертвований, передачи из других храмов и т.п.) предметы религиозного культа, не представляющие частной собственности отдельных граждан.

   6. Мы обязуемся беспрепятственно допускать во вне богослужебное время уполномоченных Советов Рабочих и Крестьянских Депутатов лиц к  периодической проверке и осмотру имущества.

   7. За продажу или порчу переданных нам предметов мы несем материальную ответственность солидарно в пределах ущерба нанесенного имущества.

   8. Мы обязуемся, в случае сдачи принятого нами имущества, возвратить его в том самом виде, в каком оно было принято нами в пользование и на хранение.

   9. В кладбищенских храмах и на кладбищах мы обязуемся сопровождать своих единоверцев в случае желания заинтересованных лиц религиозными обрядами, в смысле торжественности одинаковыми для всех и за одинаковую для всех без исключения граждан плату, размер которой должен быть нами ежегодно объявлен во всеобщее сведение.

   10. За непринятие всех зависящих от нас мер к выполнению обязанностей вытекающих из сего договора или же прямое его нарушение мы подвергаемся уголовной ответственности по всей строгости революционных законов, причем договор этот Советом Рабочих и Крестьянских Депутатов может быть расторгнут.

   11. В случае желания нашего прекратить действие договора, мы обязаны донести о том письменно для сведения Совета Рабочих и Крестьянских Депутатов, причем в течение недельного срока со дня подачи Совету Рабоч. и Крестьянских Депутатов такого заявления, мы продолжаем оставаться обязанными этим договором и несем всю ответственность по его выполнению, а также обязуемся сдать в этот период времени принятое нами имущество.

   12. Каждый из нас, подписавший договор, может выбыть из числа участников договора, подав о том письменное заявление Совету Рабоч. и Крестьянских Депутатов, что однако не избавляет выбывшее лицо от ответственности за весь ущерб, нанесенный народному достоянию в период участия выбывшего в пользовании и управлении имуществом до подачи Совету Рабочих и Крестьянских Депутатов соответствующего заявления.

   13. Никто из нас и мы все вместе не имеем права отказывать кому бы то ни было из граждан, принадлежащих к нашему вероисповеданию и не опороченных по суду подписать позднее сего числа настоящий договор и принимать участие в управлении упомянутым в сем договоре имуществом на общих основаниях со всеми его подписавшими.

   Подлинный сей договор хранится в делах (название совета) Совета Рабочих и Крестьянских Депутатов, а засвидетельствованная надлежащим образом копия с него выдается группе граждан, подписавшихся под ним и получивших по описи в пользование богослужебные здания и находящиеся в них предметы, предназначенные для религиозных целей”.(123)

   В 1927-28гг. церковный совет Георгиевской  церкви сл. Юрасовки несколько раз обращался в острогожскую уездную милицию с заявлением о проведении общего собрания верующих. 22 апреля 1927г. председатель церковного совета К. Безбородых, ктитор Георгиевского храма В. Безбородых и секретарь церковного совета Н. Мельников направили в уездную милицию просьбу о разрешении проведения общего собрания прихожан 1 мая после утреннего богослужения.(124) На собрании юрасовцы планировали обсудить следующие вопросы: о найме церковного сторожа, о времени ремонта храма и доставке строительного материала. Разрешение было получено. А начальник подотдела  уездной милиции  Ясеновский направил распоряжение начальнику луценковской волостной милиции: “…Вам предлагается проследить и кроме того с вышеуказанного церковного совета взыскать гербовый сбор один рубль на оплату поданного им заявления, герсбор маркою представьте в Адмотдел, сообщив о результатах собрания, не обсуждался ли еще какой либо вопрос, неуказанный в повестке дня”.(125)

   8 августа 1927г. председатель церковного совета И. Журавлев и секретарь Н. Мельников просили разрешения на проведение собрания верующих 19 августа. Должны были обсуждаться вопросы о найме церковного сторожа и о изыскании средств для завершения ремонта храма.(126) Но собрание не состоялось и, уже председатель церковного совета П. Токарев и секретарь Н. Мельников испрашивали разрешения на проведение собрания 30 сентября.

   12 января 1928г. юрасовский церковный совет направил заявление в уездную милицию о проведении  собрания верующих по вопросам: переизбрание церковного ктитора, переизбрание церковного совета в связи с истечение срока их полномочий и об изыскании средств на продолжение ремонта храма.(127) 13 января Адмотдел выдал разрешение № 260 церковному совету для созыва общего собрания. И через луценковскую волостную милицию 1 февраля это разрешение получил юрасовский священник М. Степанцев.(128) 

   Действовала юрасовская церковь до середины 30-х годов. По архивным документам известно, что к 1 января 1936г. в Ольховатском благочинии числилась обновленческая Георгиевская церковь в Юрасовке. Но к этому времени она была засыпана зерном. Священником тогда состоял Петр Дмитриевич Поярков. Петр Поярков был сыном диакона с. Гнилуши Павловского уезда, закончил в 1899г. семинарию. А учился вместе с Поповым Николаем – сыном юрасовского священника.(129) В 1927г. был священником сл. Осьмаковой Луценковской волости Острогожского уезда.(130)

   К началу 20в. Русская Православная церковь находилась в глубоком внутреннем кризисе. Церковная оппозиция требовала проведения реформ в Церкви. Революция 1917г. и приход к власти партии Ленина развязали руки движению за обновление РПЦ. Советское правительство, понимая, что одними репрессивными мерами невозможно будет бороться с православной церковью, оказывало обновленцам поддержку, всячески показывая для населения легитимность обновленческой церкви. Не последнюю роль в этом процессе играли  органы ГПУ.

   В мае 1922г. было учреждено Высшее Церковное Управление. В него вошли члены группы “Живая церковь”. 10 июня 1922г. в Митрофановском монастыре г. Воронежа состоялся епархиальный съезд духовенства. Съезд признал ВЦУ и выразил ему подчинение. Все воронежское духовенство, за немногим исключением, во главе с архиепископом Тихоном (Василевским) перешло в обновленчество. Он же с викарными епископами стал совершать епископские хиротонии над женатыми священниками.

   Для иллюстрации картины этого периода можно привести несколько цитат из периодической печати, выступлений и докладов обновленцев.

   - Считать рай и ад как нравственные понятия.

   - Засилье ученого монашества величайшее зло, язва, разлагающая церковный организм.(131)

   - Разрешить женатым пресвитерам проходить епископское служение. Разрешить второбрачие священнослужителей. Разрешить монашествующим, по сложении обетов, вступить в брак с оставлением в сущем сане. Не считать брак на вдовице препятствием к прохождению иерархических степеней. Не считать препятствием для вступления в брак четвертую степень кровного родства и родство духовное.(132)

   Таким образом, обновленцы подрывали основополагающие принципы Русской Православной церкви. “Церковно-революционная” деятельность обновленцев не ограничивалась лишь разрешением священникам и епископам вступать в брак. В дальнейшем они планировали пересмотр идеологических основ и догматики РПЦ. Можно только представить, что осталось бы от канонического русского православия, если бы им удалось это сделать. Скорее всего, РПЦ просто перестала бы существовать в своем традиционном виде. Однако, как показало время, добиться этого обновленцам так и не удалось. Идея модернизации православия не получила одобрения у рядового духовенства и большей части верующих.

   В 1922г. из 97 правящих епископов перешло на сторону обновленцев 37, против высказались 36, воздержалось примкнуть к какой-нибудь из сторон 24 епископа.(133)

   В конце 1922г. среди обновленцев произошел раскол. Их лидеры образовывали новые обновленческие организации: “Союз Церковного Возрождения” (СЦВ) митрополита Антонина (Грановского), “Союз общин древлеапостольской Церкви” во главе с А. Введенским, “Высший Церковный Совет” (ВЦС), “Российская Православная Церковь”. Порой эти организации действовали параллельно, не признавая друг друга, как против других обновленцев, так и против патриарха Тихона.

   В 1923г. началась передача храмов общинам верующих и перезаключение договоров. Храмы, по заключению договора, передавались преимущественно обновленцам. В апреле – мае 1923г. состоялся обновленческий “Поместный Собор”, на котором обновленцы низложили патриарха Тихона. Здесь же были приняты следующие постановления: ликвидация патриаршества; узаконение равнозначности женатого и безбрачного епископата и второбрачие священников; введен новый грегорианский календарь; решение о закрытии монастырей и превращении их в трудовые коммуны.

   В июле 1923г. патриарх Тихон признал неправомочным обновленческий собор, а его решения – не имеющими канонической силы. Он призывал разоблачать обновленцев и анафемствовал их. А затем совещание епископов, созванное по инициативе патриарха, признало обновленцев раскольниками.

   В 1925г. в Воронежской обновленческой епархии состояло 7 епископов, 818 священников, 146 дьяконов, служивших в 746 храмах.(134)

   В 1927г. заместитель местоблюстителя Патриаршего престола митрополит Сергий (Старгородский) признал  советскую власть.

   В 1928г. для управления обновленческими приходами образованной ЦЧО было создано митрополитанское областное церковное управление. В него вошло 12 епархий: Белгородская, Борисоглебская, Воронежская, Елецкая, Козловская, Курская, Моршанская, Орловская, Острогожская, Россошанская, Старооскольская, Тамбовская. Главой управления стал митрополит Корнилий (Попов) с титулом Воронежский и всея Центральной Черноземной области.

   В 1935г. в состав Россошанской епархии входили 18 районов: Россошанский, Михайловский, Подгоренский, Евдаковский (частично), Ольховатский, Ладомировский, Кантемировский, Писаревский, Ровеньской, Вейделевский, Ново-Калитвянский, Лосевский, Павловский, Белогорьевский, Петропавловский, Богучарский, Радченский и Верхнемамонский.

   С 1933 по 1935гг. руководил Россошанской епархией архиепископ  Григорий (Орлов). В 1935г. последовал самороспуск обновленческого Синода. 29 апреля 1935г. митрополит Виталий (Введенский), принявший дела от священного Синода и вступивший в должность “Первоиерарха православных церквей СССР”, своим распоряжением № 1 обязал областных митрополитов и управляющих епархиями вступить в единоличное управление митрополиями в объеме прав бывших ОМЦУ.

   С 15 мая 1935г. Россошанское епархиальное управление было расформировано и в управление Россошанской епархией, на единоличных началах, вступил архиепископ Григорий (Орлов). До этого Россошанская епархия управлялась Епархиальным Управлением в составе: председателя архиепископа Григория (Орлова), членов: заместителя председателя и казначея протоиерея И.И. Мануйлова, секретаря протоиерея К.И. Чаплыгина и мирянина В.Ф. Сигаева.

 В своем отчете митрополиту Александру (Медведеву) в Воронеж россошанский архиепископ особо подчеркнул: “Славные традиции Россошанского Е.У.: твердо держать в своих руках знамя обновленчества, всемерно продвигать и укреплять в сознании пастырства и верующей массы великие лозунги обновленческого движения, активно бороться с староцерковной и сектантской ересью и тьмой, - все это нашло свой отклик в работе Россошанского Епархиального Церковного Управления”.(135)

   На 1 января 1935г. в Россошанской епархии было 19 функционирующих обновленческих церквей и 11 нефункционирующих, но с наличным причтом, обслуживающим приходы. А кроме того, 40 функционирующих православных храмов. 

   Как отмечал Григорий (Орлов) в отчете митрополиту Александру (Медведеву), управляющему Воронежской митрополией “из 18 районов Россошанской епархии нет функционирующих староцерковнических церквей: в Россошанском, Писаревском, Ладомировском, Ровеньском, Вейделевском и Ольховатском районах. В Россоши и Ольховатке хотя нет функционирующих староцерковнических церквей, но проживают и совершают требы: в Россоши свящ. Григорий Попов ориент. ВЦС и в Ольховатке свящ. Евгений Попов сергиевец”.(136)

   Евгений Попов проживал в Ольховатке в доме у Анастасии Кармановой. Она же являлась председателем церковного совета. У нее же находились ключи от церковного имущества.

   К январю 1936г. в Ольховатском благочинии числилось три обновленческих храма – Рождество-Богородицкая церковь в сл. Копаная 2-я со священником Феофаном Дмитриевичем Путилиным, Георгиевская в Юрасовке со священником Петром Дмитриевичем Поярковым и храм в Шапошниковке. Благочинным священником был Ф. Путилин. Но все три церкви к данному времени не функционировали. В Копаной 2-й и Юрасовке помещения церквей были засыпаны зерном.

   В Ольховатском районе последним закрывшимся храмом стала церковь в Копаной 2-й. В мае 1935г. сельский совет оштрафовал церковный совет на 500 руб. под предлогом не проведения ремонтных работ в храме. Сумму эту необходимо было уплатить в трехдневный срок. В противном случае все церковное имущество должно было отойти к сельсовету. Штраф копанчане не выплатили и 2 июня службы в храме были запрещены. Но священник Путилин остался в Копаной. Это был единственный остававшийся действующим обновленческий храм в районе.

   Примерно по такому же сценарию закрывались храмы и в других слободах. Возможно, так произошло и в Юрасовке.

   Архиепископ Григорий (Орлов) сетовал митрополиту Александру на ольховатского благочинного Феофана Путилина: “Раньше … свящ. Ф. Путилин ничего не говорил про обновленчество и тихоновщину своим верующим. Теперь начал выступать и с амвона и в частных беседах выявлять сектантов – федоровцев и тихоновцев, сообщая о них в Е.У.”.(137) Вполне вероятно, что Путилин не сразу перешел на сторону обновленчества и не решался какое-то время открыто заявлять об обновленчестве. Да и к  тому же крестьянское население не всегда с восторгом относилось к обновленчеству. Что, вполне понятно, и беспокоило священника.

   Сложная ситуация, в которой находилась Русская Православная церковь в 20-30-х годах, породила множество самых различных религиозных сект и активизацию старых. А закрытие храмов только усугубило и ускорило этот процесс. Протоиерей Крестовоздвиженского храма г. Россоши Константин Чаплыгин относительно Россошанской епархии доносил  в Воронеж, что сектанство очень трудно поддается учету. Он выделил в Россошанской епархии несколько основных сект: субботники, федоровцы, баптисты, молокане. Кстати сказать, христиан, придерживающихся официального православия, обновленцы называли тихоновцами или староцерковниками и также причисляли к сектантам.

   По мнению священника Ф. Путилина сектанство было следствием закрытия храмов. Так он пишет: “верующий народ жаждет духовной пищи. Если в храмах не будет Богослужения, то не удивительно, что многие станут бродить по разным пещерам, криничкам и тому подобным местам. А отсюда и получаются всевозможные секты”.(138)

   В Ольховатском районе получила распространение секта федоровцев. Этот толк возник в 1920-х годах в черноземных областях России в контексте движения “истинно-православных христиан”. Основателем движения был юродивый Федор Рыбалкин из села Новый Лиман Богучарского уезда Воронежской губернии. Участник первой мировой войны. В 1922г. начал проповедовать о пришествии антихриста, снятии благодати с Церкви и скором конце света. На фоне начинающейся коллективизации, религиозных репрессий и обновленчества проповедь Рыбалкина снискала широкую популярность среди крестьян. Федоровцы носили рубахи и шерстяные балахоны, расшитые крестами, обвязывались связками лука, символизировавшего горечь земной жизни. К Федору приходили паломники из Воронежской губернии и с Дона. В 1926г. Федор был арестован и направлен в психиатрическую больницу в Орловке. В дальнейшем его последователи распространяли миф о том, что в теле Федора был Христос, явившейся в его плоти, чтобы возвестить о конце света.

   Вот как описывает архиепископ Григорий (Орлов) собрания федоровцев: “… федоровцы-тихоновцы устроили пещеру в меловых горах около слоб. Караяшник и здесь собирались; пели, молились, читали, беседовали и пр. Основательницами этой группы были две чернички, которые и жили в пещере. Им приносили деньги, продукты их единомышленники. Пещера состояла из 2-х комнат, в 1-й комнате молились, во 2-й жили чернички. Пещера вся была уставлена иконами, горели “неугасимые” лампады и проч. Зимою эту пещеру милиция завалила, иконы и все имущество было вывезено. Чернички разбежались. “Но сейчас,- пишет Путилин, -  в пещере снова по ночам стали собираться для молений. С 17 на 18 июня с. г. всю ночь происходили там моления. Участвовало до 30-50 человек, преимущественно женщин. Крестьянин хут. Рыбного, соседнего с Караяшником, человек лет 40, Тимофей, читал акафист, потом пели какие-то песнопения, беседовали”. Свящ. Путилин борется против этих пещер и пещерных молений. “Раньше я предупреждал своих прихожан, чтобы они не смешивали караяшниковскую пещеру с киевскими пещерами, где почивают угодники Божии, и теперь стараюсь отвлечь их внимание от мнимой святыни, созданной шарлатанством для обмана простецов с корыстною для себя целью”.(139)

   Скорее всего, собрания в пещерах нельзя отнести к чистой федоровщине. А можно видеть здесь стремление крестьян к удовлетворению своих религиозных потребностей. Ведь все храмы были закрыты. Людям некуда было идти для молитвы. Поэтому приходилось собираться в укромных местах.

   Помимо караяшниковских пещер федоровцы распространяли свое учение в хуторах. Так в хутор Высокий часто ходил из сл. Иващенковой Алексеевского района бродячий федоровский агитатор – тридцатилетний сапожник Павел. Обычно он останавливался у единоличника Колесникова И.С. Они читали Библию, толковали о пришествии антихриста и конце света, выступали против вступления в колхозы. Павел говорил: “Не ходи в колхозы, кто пойдет, то погибшая душа”.(140)

   Относительно распространения сектантских движений в Юрасовке никаких сведений пока найти не удалось. Но мне представляется, что эти религиозные течения того времени и в такой близости от слободы, не могли не затронуть и юрасовцев. Тем паче, что Георгиевский храм принадлежал обновленцам. И хоть он и был закрыт, нельзя исключать той возможности, что священник Петр Поярков некоторое время еще оставался в слободе и осуществлял религиозные службы, но уже не в храме, а, например, в доме одного из верующих. Такие случаи практиковались.

   В Россошанской епархии существовало несколько нефункционирующих обновленческих храмов, но в тоже время бывших с наличным причтом. И обслуживавших свои приходы. К тому же, на примере копанчанского священника Ф. Путилина, который следил за жизнью своей паствы и после закрытия храма, мы можем убедиться, что закрытие церкви не есть прекращение религиозной жизни прихода. Тоже можно увидеть в Ольховатке, где оставался священник Евгений Попов уже при закрытом храме. Еще одним косвенным подтверждением этого предположения может служить такой факт. В списке обновленческих церквей уже Острогожской епархии на 1 января 1936г. в Ольховатском районе значилось лишь три храма: в Копаной 2-й, Юрасовке и Шапошниковке. Указаны имена настоятелей – в Копаной 2-й – Путилин, в Юрасовке – Поярков. На счет Шапошниковки священник не указан, возможно, его уже не было в слободе. А вот в графе “нефункционирующих” напротив Копанской и Юрасовской написано: временно засыпана хлебом. В то время, как в Шапошниковке “не функционирует”.(141) И это, учитывая, что с момента закрытия храма в Копаной уже прошло полгода, а Юрасовского и того больше. Наверняка священники все еще находились в своих приходах, хоть и вне церковного здания и также исправляли требы, возможно вплоть до 1937г., когда началась массовая ликвидация религиозных объединений всех ориентаций.

   В 1935г. последовал самороспуск обновленческого Синода. А в апреле 1940г. был закрыт последний обновленческий храм области.

 

<<< Назад    Далее >>>

Категория: История храма в Юрасовке | Добавил: Sultan107
Просмотров: 29 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]