В суровые годы лихолетья

   В суровые годы лихолетья

   Жительницы Юрасовки - об оккупации и освобождении села от фашистов

   Истории о войне.

   Анна Андреевна Смыкалова родилась 5 мая 1928 года в слободе Юрасовке. В годы Великой Отечественной войны работала поле, была нянькой, колола дрова, чистила снег. С 14 лет трудилась в колхозе «Красная звезда» в Юрасовке: летом - свекловичницей, зимой - дояркой. Проработала почти 40 лет. Ее наградили медалями «За доблестный труд в годы великой отечественной войны 1941 - 1945 годов», «Ветеран труда» и юбилейными медалями Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов.

   Из воспоминаний Анны Андреевны Смыкаловой.

   В нашем хуторе оккупанты.

   В то время мы жили в хуторе Кирьянове. Жили в небольшой времянке, а нас в семье было шесть душ детей. Во время войны нелегко было нам, подросткам. Приходилось браться за любую работу наравне со взрослыми - и на быках пахали, сеяли, и верхом на конях ездили. Свеклу пололи, фасоль сели вручную.

   Когда захватили село, в Кирьянове несколько домов заняли мадьяры, в том числе и наш. Нам пришлось ютиться в крохотной времянке. Спать было негде, укладывались друг у друга в ногах, старшие ходили ночевать к соседям. В доме жили три мадьяра, нас не трогали, спокойные были. Один поваром у них был, даже приносил нам еду казанке. Другой, когда поедят, хлебные корки нам в окно кидал. Младшие специально у них под окнами бегали - вдруг что перепадет. Сестры работать ходили, я с младшими - дома. Дрова мадьярам рубила, печку топила. Им все время надо было много дров – то купаются, то еще что. Только начну у себя что-то делать, уже кричат: «Нюрка топить надо». Как-то дров им наколола, топили сами, и что они там делали - хата занялась, тушили потом. Любили, чтоб жарко было.

   В нашем хуторе оккупанты жили еще в двух домах. Работать заставляли, гоняли в лес в Березняг. Мы пилили лес, везли его потом на выгон, там лежали целые штабеля. Мать и сестер тоже на лесозаготовки посылали с другими женщинами. Говорили, один там с плетка все время стоял, бил, если что было ему не так. А в хуторе тихо было, только когда входили немцы, самолет летал и бомбил. Возле Кирьянова две бомбы разорвались на болоте. Хорошо, хоть не в хуторе, такие две ямы от них остались, что дети и после войны ходили купаться в них после дождя.

   Партизаны.

   Были у нас и партизаны, один жил в нашем огороде. Придет тихонько ночью постучит - мать ему хлеба вынесет или еще что из еды, а днем я ходила кормить, пока никто не видел. Но к нему не ходила: выйду в огород, потихоньку узелок кину, что мать соберет, он потом ест. Жил он в огороде, пока и немцы не ушли потом куда делся, не знаю. Был еще один партизан по фамилии Козленко, все хотел конюшню сжечь - там машины немецкие стояли и всякая их техника, да побоялся, что они потом весь хутор спалят. Людей пожалел.

   В соседнем хуторе на Воронце тоже мадьяры жили в хате - грозные были, бывало, наскочат - гребут все подряд: яйца, молоко, мед. Мать мед в бутылках печку спрятала, так выгребли весь. Работать заставляли, окопы отправляли копать, зимой снег чистить.

   Перед уходом людей загоняли в школу, хотели сжечь. Потом наши солдаты офицера того, которой командовал, убили. Когда наши стали подходить, немцы собираться начали, потом бежали, технику вывозили, обозы с продовольствием. Бежали группами - кто  на Евдаково, кто в сторону Редкодуба, кто на Советское. Наши все равно догнали их. Говорят, под Алексеевкой их много побили.

   Трудные времена.

   Когда немцы ушли, у нас на яру осталась их машина. Мы с другими подростками туда пошли, а в машине много хлеба и солдат немецкий убитый. Хлеб потом всем селом ели, насушили, надолго хватило. Даже девчатам, которые вернулись из Ленинграда с торфа, досталось. Старшая сестра Мария тоже на торфоразработки ездила, их еще до прихода немцев туда отправили. Обратно до Евдаково доехали, оттуда пешком. Пришли голодные, худые совсем.

   Страшное было время. Голод был, год неурожайный. Жуки какие - то напали, нас заставляли ходить по пшенице и жуков этих собирать в бутылочки. И сеять заставляли -мы на конях, на быках, а хлопцы - дети совсем - ходили за сеялкой. И дед один пожилой с нами за старшего.

   Вторую старшую сестру потом в Воронеж отправили на строительство - город восстанавливать вместе с другими девчатами нашими, которым лет по 17 - 20 было. Мы младше к ним ездили, еду возили в мешках. В Евдаково пешком шли с этими мешками,  потом - поездом товарным до Воронежа.

   Отец на фронте поваром был, когда вернулся, рассказывал, спали в лесу - костер распалят, чтоб земля согрелась, и ложатся, сверху шинелью укроются. А над головой снаряды летят…

   В 14 лет меня на буряки (так местные жители называют свеклу) послали - пололи, потом копали их и чистили. Сначала нам по 50 соток наделили, потом по гектару. Так почти 40 лет проработала: зимой – дояркой, летом - в поле.

 

 

   Жили в страхе.

   Уроженка Юрасовки Мария Петровна Ляшова родилась в 1925 году. В годы Великой Отечественной войны вместе с односельчанами копала окопы, чистила снег, шила одежду для солдат. После войны ее отправили на лесоразработки в Ярославль. Когда вернулась домой, трудилась в колхозе «Красная звезда» разнорабочей. Марию Петровну наградили юбилейными медалями Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов и вручили удостоверение «Труженик тыла». Сейчас, к сожалению, Марии Петровны Ляшовой уже нет с нами, но ее воспоминания сумели сохранить волонтеры - работники Юрасовского сельского дома культуры.

   Из воспоминаний Марии Петровны Ляшовой.

   О том, что будет война в селе, говорили, еще до ее начала. Закупали спички и соль. Печальная весть о начале войны пришла из райцентра. Была объявлена мобилизация. Мужчин отправляли на фронт на подводах. В селе остались только женщины с детьми и старики. Стали отправлять на работы кого – куда. Совсем молодых девчат отправляли на торфоразработки, на лесоразработки, строить дороги, рыть окопы.

   Потом в село вторглись немцы, через два дня пришли мадьяры. Заставляли работать на немецкую армию, отбирали последнее, рушили здания, убивали скот. Наступали со стороны Белгорода, нашим пришлось отступить, везли раненых. Полгода село было в оккупации. Жили мы в страхе.

   Когда пришла весть, что Красная Армия победила немцев под Сталинградом, здесь тоже засуетились. Потом стали слышны разрывы снарядов. Оккупанты стали собираться, погрузили все на свои подводы, техника была наготове. Кто - то из селян бегал пешком к нашим за несколько десятков километров. Жителей согнали в здание школы, заложили взрывчатку. Хоть детей не тронули. Здание облили бензином. Люди понимали - хотят поджечь. Молодежь собрали, приказали сопровождать обозы, показывать дорогу. Слава богу, пришли советские войска. Вехал танк, оккупанты стали бежать кто куда: одни - в сторону Каменки другие - на Иващенково. Взяли много пленных, держали их в школе, потом увезли. Жители благодарили – несли, кто что мог. Юрасовка была спасена.

  Но война шла, мы много работали. Шили одежду, передавали ее на фронт. Помню, откуда-то узнала, что отец с братом проездом в Советском Белгородской области, ходила пешком, чтобы передать узелок с едой. Это несколько десятков километров. Пока дошла, истерла все ноги в кровь. После окончания войны меня отправили на лесоразработки в Ярославль.

Татьяна Лойтаренко.

Категория: Статьи о войне | Добавил: Sultan107 (14.01.2022)
Просмотров: 81 | Теги: дети войны, Война, оккупация, Юрасовка | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]