Каждый день мог стать последним

Каждый день мог стать последним

 

   Девочка под обстрелом

   Мария Алексеевна Пономарева родилась в 1931 году. В годы Великой Отечественной войны работала в яслях няней, потом трудилась разнорабочей в поле: села зерно, косила, носила снопы, молотила. Посла свиней и телят, позже работала дояркой. После войны ее направили в совхоз в Дроздово, через три года она вернулась, работала в колхозе «Красная звезда» разнорабочий, дояркой, телятницей.

   Мария Алексеевна награждена медалями «Ветеран труда», «За доблестный труд. В ознаменование столетия со дня рождения Владимира Ильича Ленина», юбилейными медалями Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов.  Имеет удостоверение «Труженик тыла», «Ветеран труда», «Дети военного времени».

   Из воспоминаний Марии Алексеевны Пономаревой

   Когда началась война, отца призвали на фронт, осталась мать и нас двое детей. Держали корову, питались в основном с огорода, голодали, рвали рогоз и другую траву, ели все, что хоть как - то можно было есть.

   Фашисты оккупировали наше село 6 июля 1942 года. Помню, мы с матерью ходили доить коров, переночевали там, утром пошли домой, попали под обстрел - немцы как раз вошли в Юрасовку. Мать успела вернуться и стала кричать: «Маруся, Маруся!». Я остановилась, растерялась, куда бежать  - домой или обратно. В руках был кувшин с молоком. Пули, осколки и мимо летят, аж светятся. Побежала к мостику, там спряталась, оттуда увидела, что какие-то люди бегут под гору, по ним стреляют. Потом стали обстреливать конюшню. Потом вернулась к матери, уже вместе добрались домой. Кувшин с молоком так и не бросила.

   Немцы и мадьяры жили в школе, норовили бегать по дворам, просили яйца, молоко и другую еду.  Мы отдавали им почти все, очень их боялись, хотя они нас не обежали. Запомнился случай, как пришел мадьяр, принес штаны, чтоб зашила, говорил не по-русски. Я очень испугалась, не могла понять, что ему надо, потом объяснил как-то. Зашила. Говорил, что они воевать не хотели, их заставляли те, кто затеял эту войну.

   Матери приходилось работать больше обычного, чтобы самой как-то поесть и нас кормить. В 11 лет меня поставили работать нянькой в яслях. Работала сначала там, потом стала работать со старшими в поле. Заставляли чистить снег зимой, летом пасла свиней, телят. Было трудно и страшно.

   Зимой 1943 года Юрасовку освободили. Перешла работать на ферму. После окончания войны сразу отправили «на совхоз», в Дроздово. Там полола свеклу, была разнорабочей. Жила в общежитии, там была столовая, даже давали хлеб. Пробыла там три года. Потом вернулась в Юрасовку, работала в колхозе «Красная звезда» разнорабочей, дояркой, телятницей.

   След от удара

   Мария Ивановна Шарко родилась в многодетной семье из Юрасовки в 1931 году. В годы Великой Отечественной войны была нянькой, ухаживала за младшими детьми, помогала работать в поле, пасла телят. После войны она трудилась в колхозе «Красная звезда» дояркой и телятницей Мария Ивановна награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг»,  юбилейными медалями Победы в Великой Отечественной войне 1941 1945 годов.  Имеет удостоверение «Ветеран труда».

   Из воспоминаний Марии Ивановны Шарко

   На момент начала войны мне было десять лет. Отец умер еще до войны. Семья - мать и нас пятеро детей. Старшего брата Тимофея Ивановича Нарижнего забрали на фронт. В годы Великой Отечественной войны жилось, конечно, трудно, каждый день мог стать последним. В селе было много мадьяр, они заходили во дворы и забирали все продовольствие: кур, молоко, хлеб и прочие, угрожая при этом убить. Приходилось голодать.

   Одного из захватчиков мать умудрилась выгнать из хаты, не боясь получить пулю, когда тот ворвался и что-то требовал. Однажды, когда мы с другими детьми играли на улице, нас на лошади начал гнать мадьяр, кричал что-то на своем языке, вроде как хотел загнать в лесополосу. У него был кнут и, нагнав нас, он ударил меня по спине так сильно, что кровь пошла. И вот прошли десятки лет, а на спине виден след от этого удара. Прибежала мать, ругала того мадьяра, что он грозил нас всех убить. Помню, по рассказам других, в здании школы собрали жителей и хотели поджечь, но тут в село ворвался в советский танк и препятствовал этому. Сама не видела, детей не пускали, но люди много про это говорили.

   Дети в оккупации

   Варвара Андреевна Деркачева родом из Юрасовки, родилась в 1935 году. В годы Великой Отечественной войны вместе с матерью работала поле, пасла скот, зимой чистила снег. После войны трудилась разнорабочей в колхозе «Красная звезда». Варвара Андреевна награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годах». Юбилейными медалями Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов.

   Из воспоминаний Варвары Андреевны Деркачевой

   Мы жили в хуторе Кирьянов. Когда началась война, мужчин забрали на фронт, остались старики, женщины и дети. Приходилось много работать. Труд был непосильным, но надо было как-то выживать. Очень боялись немцев. Сначала они просто проехали на своей технике по дороге через наш хутор в сторону Каменки, никого не тронули. Это было в начале войны. Потом еще проезжали и немцы, и наши, но было тихо.

   Летом 1942 года село все-таки было оккупировано. Когда вошли фашисты, был обстрел. Ехали с нашей стороны, но стреляли уже в Юрасовку. Потом все стихло. Местные начали говорить, что немцы ходят по селу и ищут ночлег. Было страшно. Когда к нам пришли, мы прятались, сидели под лавкой. Фашисты осмотрели дом, главный кивнул, что-то сказал на своем языке, мы поняли, что они останутся. Дом по тем меркам был просторный. Немец или мадьяр сразу стал командовать,  заставил мать чистить их обувь, мне показал, чтоб накрывала на стол. Попыталась что-то возразить, он ударил. Мать стала защищать, сказала, давайте делать, что говорят, лишь бы живыми остаться. Новые «хозяева» остались в доме, мы были вынуждены перебраться в сарай. На следующий день мадьяры притащили в дом все свои пожитки, весь двор заставили техникой, оружие лежало по всему двору, мы боялись пройти. Заставляли им прислуживать: кормить, стирать, забирались еду. Голодали, есть было нечего, мы умудрялись пробраться в дом, чтобы стащить еды. Один раз нас поймали, стали бить плеткой по спине. Один мадьяр заступился, потом  принес нам в сарай хлеба, объяснил, чтоб мы его не боялись, он не обидит. Младшие плакали, тогда он принес губную гармошку, стал играть, чтобы успокоить.

   Мы собирали щавель, всякую траву, сушили, потом делали лепешки и ели. Нас зиму солили в бочку все, что можно было съесть, даже ужей солили, ели. Помогали в поле работать, снпы вязали, молотили по ночам. Зимой фашисты заставляли снег  чистить.  Работали наравне со взрослыми, куда пошлют, то и делали. Когда зимой, в январе 1943 года, село освободили, «гости» второпях стали собираться, прихватив немного нашего. Вместе с другими бежали в сторону Каменки под горой за огородами. Когда все уже уехали, технику забрали, к дому подъехал мадьяр, который к нам заходил. Открыл ворота, выгрузил на землю хлеб - целую кучу - и уехал вслед за остальными. Хлеб потом разбирали всем хутором, сушили сухари, хватило на всю зиму.

Татьяна Лойтаренко

 

Категория: Статьи о войне | Добавил: Sultan107 (29.10.2021)
Просмотров: 31 | Теги: Юрасовка, Война, дети войны | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]