Без права на ошибку
23.02.2018, 23:31

Без права на ошибку

 

   «Ту-144» плавно набирал высоту. Прильнув к иллюминаторам, солдаты всматривались в обласканные солнцем земли Ферганы. За полгода учебы, проведённые здесь, они из простых мальчишек, далеких от военной службы, должны были превратиться в Десантников, овладеть искусством рукопашного боя, научиться мастерски стрелять, уметь оказывать первую медицинскую помощь и кроме всего прочего, познакомиться с обычаями и обрядами дружественного нашей стране афганского народа.

   Самолет курсом на Кабул уносил в небо полторы сотни парней. Некоторые из них смотрели на землю Родины последний раз...

   Николай закрыл глаза. Перед ним, как в калейдоскопе промелькнула вся его жизнь. Вот он, вчерашний ученик, с дружинным знаменем чеканит шаг на школьной линейке. А вот в числе четырех парней выпускного курса Россошанского медучилища получает фельдшерский диплом.

   Проводы в армию. Не дожил отец до этого дня, не сказал сыну свое отцовское напутственное слово. Три сестры, прощаясь, прильнули к нему разом. А мама... Ее глаза, не мигая, смотрели, казалось, в самую душу. Ухватилась за его руку, словно хотела удержать рядом с собой. Задрожали губы: «Береги себя, сыночек...»

   Фергана. Первый прыжок с парашютом. Кто скажет, что это не страшно, - покривит душой. Неизвестность всегда страшит, и в бездну шагнуть совсем не просто. Зато потом, когда удается преодолеть этот психологический барьер, страх сменяется уверенности в себе - я могу! Инструктор был доволен спокойным, рассудительным пареньком. На стрельбищах Николай был тоже одним из лучших учеников, за что не раз поминал добрым словом своего россошанского наставника и военрука Николая Ивановича Пантелеева.

   В Минуты отдыха писал домой, что служит в солнечной Монголии, служба спокойная и сытая.

   Картины прошлого набегали одна на одну. Сон смежил веки.

   На плечо легла рука друга: «Приземляемся. Афганистан».

 

Афганистан. Боевое крещение

   Их колонна двигалась на воссоединение с другим подразделениям. Дорога - по краю пропасти. С другой стороны - крутые горы. Ночное небо Афганистана похоже на чёрную бездну - ни звезды. И вдруг тишину ночи разрывают выстрелы - один за одним, переходя в сплошной гул и свист. Ракетницы, бороздя небо, предательски высвечивают скопления людей. То тут, то там слышатся стоны раненых. Николай, с санитарной сумкой через плечо, спешит на помощь товарищам. За большим камнем четверо ребят. Наскоро перевязал, - «терпите, братцы!» - полз дальше. Вот еще один: «Лёшка, Сейчас я тебе помогу! Вот так. Лежи здесь я скоро». А кто же это? Мишка! Что с тобой? Вся грудь в крови! Навылет... Как же так, друг, мы же с тобой вчера из одного котелка ели...

   Обстрел длился два с половиной часа. К утру всё стихло. Санитарная машина увезла раненых и убитых. Движение восстановлено, колонна отправилась дальше. Придя к месту назначения, Николай написал матери: «У нас в Монголии тепло. Повсюду трава и цветы. Кормят нас хорошо...»

   Наверное, солдатские письма читают не только матери. В одной из бесед с солдатами, командир заметил: «Тому, кто служит «в Монголии», советую написать правду, так как в нашей службе может быть всякое».

   Шел второй год службы в рядах Николая Чичмарева.

 

Колобок

   - Послушай, Витя, у Лёши сегодня день рождения, чтобы ему подарить?

   - Коля, он же у нас сладкоежка. Отдадим ему свои сгушёнку и печенье.

   - Хорошо бы - торт, - заметил Николай, - Да где ж его взять? Хотя... Торт не торт, а колобок слепить можно. И слепили - из печенья, сгущенки, хлеба - фантазии солдатам не занимать. Шутки ради прилепили к колобку уши. Одна беда - больно сыроват и очень уж липким оказался. Решили ребята выставить его на солнышко. Чтоб подсушился на пятидесятиградусной жаре. Сами невдалеке присели, разговаривают. Свист пули, где-то совсем рядом, заставил Виктора с Николаем присесть, а затем уползти в укрытие. Спустя час, когда всё стихло, вспомнили про свою стряпню. За это время колобок подсох, затвердел, только одно ухо у него было пробито пулей. Вечером друзья подарили «раненого» колобка имениннику - на войне, как на войне.

   Лёшка говорил потом, что никогда больше не ел ничего вкуснее одноухого колобка.

 

«Союзники»

   Нечастые встречи солдат с местным населением заставляли служилых задуматься: для кого или для чего они здесь находятся? Население, похоже, было не очень обрадовано присутствием русских солдат на их земле. И если днём афганцы могли быть дружелюбны, то к ночи от них надо было держаться подальше. На политзанятиях солдат по-прежнему пытались убедить, что они выполняют миротворческую миссию и что они нужны афганскому народу. Однажды отделению, в котором служил Николай, вместе с силами народной армии Афганистана предстояло решить одну общую задачу. Дело затягивалось. Оба отряда расположились на ночёвку. Николай, несмотря на усталость, почему-то долго не мог уснуть. Смутная тревога бередила душу. В конце концов, задремал. И вдруг проснулся, словно от толчка: прямо перед собой увидел лицо «союзника» - двухметрового верзилы. Они молча смотрели друг на друга — в упор, глаза в глаза. Одну руку союзник держал в кармане. Усмехнувшись, здоровяк выпрямился. Сделав кому-то в темноте знак другой рукой, он неспешно удалился. Визит ночных гостей так и остался для всех загадкой. Но почему-то Николаю казалось, что присутствие этих атлетически сложенных людей вовсе не являлось гарантом безопасности русских солдат.

 

Дорога к дому

   Позади последние дни солдатской службы. Самое трудное, когда отсчет времени до возвращения домой идёт уже не на сутки, а на часы.

   Тот же аэропорт в Кабуле. Ожидание самолета на Фергану. Николай оглядел своих товарищей. Все они очень изменились за время службы. Это уже не те желторотые мальчишки, знавшие об армии и о войне лишь понаслышке, — ребята возмужали, окрепли, узнали цену настоящей мужской дружбе. Только не все из них дожили до этого дня. «Ради чего погибли наши товарищи?» - этот вопрос мучает Николая и по сей день.

   По радио объявили: «Самолет «ТУ-144»... Прибыл рейсом Фергана - Кабул». На борту - полторы сотни молодых солдат. История повторяется?

   На войне «дедовщины» нет. Отслужившие свой срок солдаты смотрят на новичков, как на своих младших братьев, - с сочувствием и пониманием. Они желают им благополучной службы и возвращения на родную землю. Самолет поднимается в воздух. Спустя время солдаты слышат слова, заставляющие до боли сжаться их сердца: «Сейчас мы пересекли границу с Афганистаном. Наш самолет находится на территории Советского Союза. Поздравляем...»

 

   Прошли годы. Позади учеба в медицинском институте. Идя по пути наибольшего сопротивления, Николай сознательно выбрал одну из наиболее трудных специализаций - анестезиолога. Он не имеет права на ошибку: его ошибка может стоить человеку жизни. Работая в отделении реанимации Россошанского ТМО, он борется за жизнь каждого пациента. Для него нет «легких» операций и нет «легких» больных - такова специфика работы, и таков характер доктора Николая Васильевича Чичмарева - относиться к своему делу с величайшей ответственностью.

   У него подрастают два сына. Старшему скоро предстоит служба в армии. Николай Васильевич не против того, чтобы юноши проходили в армии школу мужества, но он против беспорядков и беспредела, которые сейчас существуют в армии. Родители не должны провожать своих сыновей на службу, как на войну. А всякие политические вопросы должны решаться, по его мнению, путем переговоров. Это преступление перед обществом, когда за ошибки политиков мальчишки расплачиваются своими жизнями.

   ... Бывшего «афганца» война не отпускает. Ему часто снится Афганистан, где он по-прежнему солдат. Порой, вскакивает среди ночи от телефонных звонков, не может понять, где он находится: «К командиру? На службу?». Жена ласково и с сочувствием поправляет: «На работу, Коленька, очередная операция».

   И он опять на посту. Служба продолжается.

 

 

 

В. Герасименко.

 

 

 

Категория: Афганцы | Добавил: Sultan107 | Теги: интернационалист, Афганец, Юрасовка
Просмотров: 794 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]